Вход
Russian English French German Spanish Ukrainian

МЫ, АРТИСТЫ, СОЕДИНЕНЫ НЕЗРИМОЙ НИТЬЮ

 

Кирилл Рубцов: Мы, артисты, соединены незримой нитью

Андриес Янссон в разные годы служил в Драматическом театре Комсомольска-на-Амуре, Королёвском драматическом театре, Гортеатре (Серпухов). Настоящий театральный успех ему принесла роль Короля в мюзикле «Бременские музыканты». Он практиковал медитации, занимался педагогической деятельностью, создал проект «Квантовый рассвет», стал автором около сотни стихотворений, а также незаконченных прозаических произведений и пьес. Жизнь Андриеса оборвалась на творческом взлете…

В 2015 году свет увидела книга поэта «Чарующие вирши», изданная усилиями его друзей и единомышленников. О независимых театральных проектах, актерском братстве и творческой самореализации мы поговорили с одним из участников акции «Вахтанговцы читают стихи Андриеса Янссона», артистом Театра им. Е. Вахтангова, художественным руководителем Театра С.А.Д. Кириллом Рубцовым.

— Кирилл, в последние годы многие деятели культуры в России занимаются благотворительной и гуманитарной деятельностью. В основном это, конечно, помощь тем, кто нуждается в дорогостоящем лечении. Все больше неравнодушных людей участвует в работе разных фондов. А чем принципиально отличаются разовые краудфандинговые проекты в сфере культуры от благотворительности?

— Я думаю, что инвестиция в искусство несколько недооцененная вещь, но со временем набирающая обороты. Мы и сами занимаемся благотворительной деятельностью, помогаем детскому фонду «Жизнь как чудо», перечисляя 10 процентов от проданных билетов на спектакль «Щелкунчик в стиле стимпанк». Это не огромные деньги, но, тем не менее, если бы каждый человек в Москве внес в фонд хотя бы один рубль, то собралась бы колоссальная сумма. А если это делать раз в месяц? Это ведь несложно, и рубль ничего не изменит в нашей жизни, а в чьей-то − да! Не все это пока понимают, и не до всех доходит нужная информация. Поэтому, даже просто рассказывая о фонде и благотворительности, мы роняем в землю семя, которое может дать ростки.

Что же касается искусства, то тут дело обстоит сложнее. Но за последние десять лет интерес к театру вырос в разы. Театры полны, на некоторые спектакли билеты приобретаются за несколько месяцев вперед. И людей, влюбленных в театр, все больше. Они способны помогать. Театрам, у которых есть государственное финансирование, дополнительная помощь не нужна, но есть маленькие, частные театры, такие, как наш Театр С.А.Д., который может создавать потрясающие спектакли. У нас играют талантливые артисты, но без народной поддержки выжить – задача не из легких. Конечно, мы можем создать спектакль, взять костюмы из старых запасников, отказаться от декораций, но поверьте, что избалованному, искушенному зрителю нужно нечто большее. Все хотят видеть красоту на сцене во всем. Все, что красиво и зрелищно, требует больших вложений, включая и гонорары художникам, гримерам, сценографу, режиссеру по свету, композитору… Чтобы создать на маленькой площадке, как у нас, спектакль, требуется сумма от 1,5 миллиона рублей. Принципиальное отличие краудфандинга в том, что зритель сразу может увидеть результат своей помощи. Он пришел на спектакль и точно знает, на что потрачены его деньги. Он понимает, что принял участие в создании этого события. Это очень ценно и приятно.

— Вы как художественный руководитель Театра С.А.Д. реализовали несколько успешных краудфандинговых кампаний. Поделитесь своим опытом.

— Как таковых рецептов нет. Каждый новый проект – новая целевая аудитория. Нужно точно определить, на кого он рассчитан. Тут нет определенного алгоритма. Это каждодневная работа, наполнение контента, работа в соцсетях, интересные бонусы. Важно, чтобы это попадало в наших будущих зрителей. Люди любят обратную связь. Нужно общаться с ними, рассказывать о процессе создания спектакля, делать фото и видео. И, конечно, людям важна ваша репутация, ваша история. Нам, наверное, в этом смысле уже проще – мы поставили не один спектакль, и зрители могут в любой момент прийти в театр, посмотреть на артистов и, получив эмоцию и впечатление, сделать свой вклад в наш будущий проект.

— Получить государственное финансирование, грант на театральную постановку или издание книги частному лицу невероятно сложно. Но есть ли в независимом статусе стартапа какие-то позитивные моменты?

— Раньше, когда мы только открывали наш театр, это было 7 лет назад, я бы сказал, что мы все горим энтузиазмом, и как же это здорово, что мы независимы и свободны и можем делать то, что хотим, и в те сроки, когда мы хотим, нам не надо думать о бесконечной отчетности и т. д… Но сейчас, по прошествии времени, скажу, что это невероятно сложно. Мы живем только за счет проданных билетов. Часть денег идет на гонорар актерам, часть − на аренду зала, и в итоге остаются копейки, чтобы что-то сдать в ремонт или отнести костюмы в химчистку. Иногда приходится вкладывать свои деньги, заработанные в Театре им. Е. Вахтангова, в котором я служу. И выпустить спектакль мы можем только при условии, что Департамент культуры будет к нам благосклонен, и если нам дополнительно удастся собрать деньги на краудфандинге. Так что, судите сами, есть ли во всем этом позитивные моменты? Но то, что мы живем уже более 7 лет, у нас есть свой зритель, и о нас знают в Москве – это невероятный стимул и счастье.

— Четыре года назад вышла книга в память о замечательном молодом поэте и артисте Андриесе Янссоне «Чарующие вирши». Средства на издание книги были собраны на платформе Planeta.ru. Артисты Театра им. Е. Вахтангова активно включились в эту историю, записали диск с его стихотворениями, провели поэтический вечер. Поклонники творчества Андриеса, которых с каждым днем становилось все больше, присылали трогательные послания, вкладывали в проект не только финансы, но и душу. Как получилось, что незнакомые люди за короткий срок стали его друзьями?

— Талант − он как яркая вспышка. Человек, обладающий таким большим и мощным даром, горит. Зрители и поклонники не могут не увидеть этот свет и не ощутить его тепло. Думаю, причина в этом. Это прекрасно, но одновременно трагично, и всегда попадает в сердце. Валера Ушаков, я и некоторые наши коллеги лично знали Андриеса. И мы в любом случае нашли бы способ и деньги, чтобы издать его стихи. Таково было его тайное желание, и это самое малое, что мы смогли для него сделать, в память о нем.

— В настоящий момент вахтанговцы записывают новый диск со стихотворениями Янссона. Среди них Евгений Князев, Юлия Рутберг, Кирилл Рубцов. Почему важно продолжать говорить о личности Андриеса, о его творчестве?

— Вы знаете, если не говорить о Великой Отечественной войне, то уже через пять лет память вычеркнет эти страшные события, а этого делать нельзя, потому что они формируют в человеке определенные моральные ценности и ориентиры. Изначально это было важно Валере Ушакову, лучшему другу Андриеса. Мне как другу Валеры это тоже стало интересным, я уважаю его позицию и отношение к людям, и так далее по цепочке. Мы, артисты театра и кино, соединены незримой нитью. Мы все одновременно очень разные и стараемся отвоевывать свою территорию и нишу, но при этом мы очень дружны – это и есть наше братство. Откликнулись все, к кому мы обратились, за мизерным исключением. Зрители тоже не остались равнодушными к нашему порыву. Все просто. Мы делаем это, чтобы сохранить память о талантливом человеке, так рано покинувшем нас.

— У многих молодых людей, как в свое время у Андриеса, есть потребность в творческой самореализации. Происходит раздвоение – с одной стороны, изматывающий трудовой день в каком-нибудь офисе, с другой – попытки что-то придумать, написать, часто в стол. У Вас уникальный опыт − в 27 лет Вы оставили профессию врача и поступили в Щукинский институт. Любовь к театру перевесила любые доводы. Как современному парню или девушке побороть сомнения и реализоваться в любимом деле?

— Поступление в институт – не гарантия вашей творческой реализации. Сомнения будут всегда, и они должны быть, если вы не сумасшедший. Никто не знает, к кому повернется фортуна, и какой частью тела. Вы же понимаете, что все работает по своим законам, нам неведомым. Иногда даже таланта недостаточно. Нужен случай. Множество факторов. Бывает так, что гений сидит без ролей в гримерке, в то время как не самый одаренный человек играет главную роль, но сейчас его время. Это происходит сплошь и рядом. Нужно уметь ждать. Не пассивно. Нужно работать над собой и пробиваться в профессии, пробовать. Но если вы талантливы, значит, надо дождаться своей роли, своего режиссера. И результат придет. К сожалению, не все умеют правильно потратить это время.

— В недавнем интервью Ваш коллега вахтанговец Валерий Ушаков сказал, что воспринимает профессии драматурга, актера и режиссера как нечто единое, чем он хочет заниматься в комплексе. А почему у Вас возникла потребность быть не только актером, но и художественным руководителем?

— У меня никогда не было такой потребности. Жизнь сама нам диктует правила. Были только здоровые амбиции. Я, прежде всего, артист и хочу играть роли. С моими однокурсниками мы сделали спектакль «Аркадия» по пьесе Тома Стоппарда в 2011 году, хотели играть его на Малой сцене Театра им. Е. Вахтангова, но он не был принят руководством. Тогда мне пришлось найти место, куда его перенести. Зал собрали своими руками и с тех пор, с мая 2011 года, мы играем в Аптекарском огороде свои спектакли. Так что должность ответственного за содеянное человека, а именно – худрука, пришла ко мне сама.

— Какие темы сегодняшнего дня волнуют Вас настолько, что требуют особого творческого высказывания?

— Этот список не меняется никогда: тема жизни человека в целом, его глубина, одиночество, сила духа, гордость, любовь, преодоление, несовпадение, смерть, перерождение. Все то, что для меня остро звучит в нашем очерствевшем и довольно циничном мире.


Первая фотография: Ксения Бубенец

 

Другие материалы в этой категории: « Премьера фильма «КиноМаркес. Истории»

Вход или регистрация