Вход
Russian English French German Spanish Ukrainian

ЧУДЕСА И ПРЕКРАСНЫЙ С.А.Д. КИРИЛЛА РУБЦОВА

Эксклюзивное интервью журналу ROYALS magazine. Рубцов Кирилл - популярный российский актер, идейный вдохновитель и руководитель Театра С.А.Д., играющий в постановках театра имени Евгения Вахтангова, а также много и успешно снимающийся в кино.

Евгений Ларин встретился с Кириллом в помещении его театра в «Аптекарском огороде» на Проспекте Мира, 26 и побесе- довал о том, что волнует актёра, какие у не- го ближайшие планы и является ли он счастливым человеком.

Кирилл, давай начнём с твоего детства. Где ты родился и была ли у тебя в детстве мечта стать актёром?

Родился я в Москве, и у меня было за- мечательное детство. Дело в том, что мой старший брат глухонемым. Он-то и научил меня творчеству. Я знал с пелёнок язык же- стов, но мы изобрели свои жесты, которые были понятны только нам двоим. Брат тан- цевал, умел так потрясающе рисовать, что и у меня возникло желание научиться это делать.

Кроме того, мы создавали для гостей домашние спектакли, различные куколь- ные представления. Мы днями напролёт шили костюмы, собирали декорации, рисо- вали, придумывали сказки. Это было так ин- тересно!

И после школы ты решил поступать в театральный институт?

Да, но сразу поступить мне не удалось. У меня мама медик, она посоветовала мне не терять время, а идти в медицинское учи- лище, что я и сделал. Учиться было неверо- ятно легко, и я с красным дипломом его окончил. Мне было интересно познавать, как устроен человек. Это же настоящее чу- до! В связи с этим я вспоминаю слова свое- го педагога в Щукинском училище, Юрия Михайловича Авшарова: «Вот мы говорим о чудесах, ждём их. Это когда НЛО прилетит или волшебник что-то сотворит? А ведь чу- деса это то, что вокруг. Вот букашка пол- зёт, у неё шесть лапок, и они шевелятся. Как она устроена это и есть чудо!». Так же и с людьми. Как и почему работают все систе-

мы? Вот, например, клонировали овечку Долли, а она долго не прожила. Значит, су- ществует что-то ещё, какая-то непознанная человеком энергия. Всё это безумно меня интересовало.

Согласен с тобой.

Потом я поступил в медицинский ин- ститут, но оставил его примерно через год. Тогда, как и сейчас, время было непростое, нужно было зарабатывать деньги. При- шлось идти работать. Два года я простоял в операционной, ассистируя на операциях. Но в какой-то момент всё стало невыноси- мым. Я начал осознавать, что когда каждый день видишь кровь, человеческие страда- ния, то притупляются чувства. Я понял, что надо уходить и заниматься чем-то другим.

Сделал большой круг жизни и вернулся к своей мечте поступить в театральный ин- ститут.

Поступив в институт, легко ли тебе было войти во весь этот творческий процесс?

И да, и нет. Так как учебный процесс рассчитан на 17–18-летних подростков, а мне было уже 27 лет на тот момент, мне бы- ло нелегко. И только благодаря характеру и умению дотягиваться до того уровня, ко- торый необходим в данный момент, я смог интегрироваться. Мне повезло, что со мной учились однокурсники и постарше, такие как Лаура Кеосаян, Саша Константи- нов, с которым, кстати, мы и по сей день очень близкие друзья.

А сам процесс тебе нравился?

Я скажу так: мне нравилось общение с теми педагогами, кто меня, в конечном ито- ге, и сформировал как актёра. Их было не- много.

Ты же был на курсе Владимира Иванова?

Да. Я ему очень благодарен. И всегда бу- ду его поддерживать и участвовать во всех спектаклях, в которые он меня приглашает. По сути, он дал мне эту жизнь, которую я сейчас и проживаю.

Другой педагог это Ада Васильевна Пуш- кина, которая преподавала художественное слово. Это воистину мегачеловек с тончай- шим чувством юмора и сложнейшей судь- бой. Она тот педагог, который называл ме- ня своим другом, а это дорогого стоит! Она помогла мне расставить жизненные прио- ритеты, научила чувствовать великое и прекрасное в этом мире.

Юрий Михайлович Авшаров, о котором я уже упоминал. Это человек-космос. К со- жалению, его уже нет с нами. Он помог мне сформировать отношение к этому миру и понимание профессии.

Если говорить более философски, то что для тебя значит Театр?

Я всегда говорю, что театр это мой мо- настырь. Когда люди говорят, что не могут изменить свою жизнь и начать всё с начала, могу на это ответить все могут. Да, при- дётся многим пожертвовать. Просто нужно найти в себе силы. Осознать, что это жиз- ненно необходимо. Я мог оказаться на со- всем другой стороне жизни и не известно, что со мной произошло бы, жил бы ли я до сих пор, если бы не театр. Это был настоя- щий побег из той реальности, в которой я находился.

А не кажется ли тебе,
что это своеобразный побег от той реальности, в которой живёт большинство людей?

Да, это осознанный побег. Я не хочу слышать и видеть ложь вокруг себя, кото- рую выдают за правду. Мне тяжело это вос- принимать. А люди в это верят и живут этой «правдой», но это совершенно не относит- ся к настоящей жизни. Лучше я буду жить в той реальности, которую создаю я, а не в той, которую создают за всех нас.

Раньше, действительно, чтобы постичь какую-то Истину,
люди удалялись в горы или сбегали в монастырь. Сейчас время изменилось, и я чувствую,

что познать важные аспекты жизни можно и находясь в социуме. То, что касается ТВ, здесь
всё понятно
. У человека всегда есть выбор, смотреть что-то или нет. И здесь очень важно поговорить
о Сердце
. Ведь это именно тот камертон, который позволяет отличить настоящее от наносного. И я думаю, что как раз через
театр или кинематограф можно доносить мысль о том
, что необходимо больше чувствовать. Тогда не нужно будет всего этого избегать, так как будешь иметь необходимый инструмент.

Для зрителей, которые поняли суть те- атра, это такой же монастырь, как и для ме- ня. Потому они и приходят сюда снова и снова. То, что происходит на сцене это не отражение того, что люди видят в реальной жизни. Это была бы неверная задача для те- атра. А вот возвысить человека, оторвать от той реальности, где он находится, заро- дить в нём новую жизнь, новую мысль это, на мой взгляд, главное.

Помимо театра ты также снимаешься и в кино.
Если расставить приоритеты,
то становится понятно, что театр для тебя на первом месте.

И, всё-таки, какую роль для тебя играет кинематограф?

Если бы я прикоснулся к кино с другой стороны, как его создатель, то возможно оно было бы на первом месте. Если бы я создал хотя бы какой-то небольшой фильм, может быть я бы понял, что это так же пре- красно, как создание спектакля из ниче- го, на пустой сцене вдруг возникает целый мир. У меня просто нет такого опыта. Я

люблю кино. И встречаются молодые та- лантливые режиссёры, с которыми мне ин- тересно. И с ними возникает процесс по- хожий на театральный, когда есть поиск, репетиции, глубокий разбор. Хорошее ки- но это хороший сценарий, взгляд внутрь себя и поиск образа. Когда появляется об- раз, появляются другие интонации, в тебе просыпается то, о чём раньше не догады- вался.

Я недавно приехал на озвучку одной картины и не узнал себя. Другая манера, другие интонации вообще другой чело- век. Вот это создаётся совместно с режис- сёром, долго и кропотливо, как в театре.

У тебя есть новые работы в кино?

Да. Как я сказал, появились новые ре- жиссёры, которые меня вдохновляют. Я по- нимаю, что хочу с ними работать там чудо происходит. Вот, например, Игорь Копы-

лов, с которым мы сейчас работаем. Режис- сёр для актёра очень важен. Трудно пове- рить в себя, когда тебя не понимают. Хотя, актёрская профессия это случай.

То есть, ты веришь в случайность?

Абсолютно. Точно тебе говорю. У нас много прекрасных актёров, но им не по- падается их режиссёр, и в результате роль не выстреливает, происходит какая-то не- состыковка.

Может быть всё-таки стоит обратиться к самому себе
и спросить
что во мне не работает, что не притягивает тех режиссёров или те ситуации, где бы я смог полностью реализовать себя?

Не уверен. Это не зависит от нас. Мне повезло: я имею работу, роли, но это не за- висит от меня напрямую.

Как наблюдатель со стороны, который давно следит за твоим творчеством, могу сказать однозначно: зависит.

Когда в тебе произошла определённая трансформация,
у тебя появились интересные роли и этот замечательный театр,
в котором мы сейчас находимся.

Нет, всё случайно. Театр тоже появился случайно. Я ведь, по сути, специально ничего не делал.

Хорошо. Расскажи, как у тебя возникла идея создать свой театр?

Как у только что пришедшего в театр Вахтангова молодого артиста, у меня дол- гое время не было больших ролей. Я про- сто изнемогал. У меня такой склад харак- тера. Я не умею долго ждать, я не умею просить. И так как мне необходимо было куда-то деть энергию, расти как актёру, я просто пошёл репетировать и делать свой театр.

То есть почувствовал, что ты это можешь, поверил в себя, свои силы?

Что значит поверил в себя? Я не думал об этом. У меня это не зависит от моей ве- ры. Я просто иду и делаю. Вот, например, я понимаю, что у меня нет средств на новую постановку. Есть потрясающий материал, через который смогу себя реализовать, смогу многое дать зрителю. Что делать? На- чинаем собирать деньги. То есть из ничего создаю свой мир, я этим живу.

Это здорово. Конечно, это тяжело. Но ты же понимал, на что шёл?

Нет, не понимал. Я тогда не понимал что такое ответственность перед актёрами, зрителем, не понимал, как это продавать билеты, искать деньги на новые спектакли, содержать театр и так далее. Но теперь прекрасно осознаю, всё это делает меня сильнее и мудрее.

Я тебя прекрасно понимаю. Потому что издание каждого нового номера журнала для меня это тоже очень непростое дело.

И когда он появляется, я называю это чудом.

Вот так и у меня, каждый спектакль это чудо. Удивительные вещи происходят: Де- партамент культуры Москвы помогает нам и даёт гранты три года подряд. Ангел надо мной парит, наверное, и мне помогает.

Это уж точно. Был ли у тебя опыт постановки как режиссёра в своём театре?

Полностью пока ещё нет. А вообще, те- атр это всегда сотворчество. У нас в теат- ре приглашённые режиссёры. Нельзя ска- зать, что пришёл режиссёр и поставил спектакль, всё равно это рождается на сце- не, какие-то идеи приносят артисты. И если все вкладывают частичку себя и своей энергии, тогда получается замечательный спектакль.

Во многих интервью тебя часто спрашивают о Любви, что для тебя значит это чувство?

А что я отвечаю?

По-разному. Может и мне ответишь?

Это такое постоянно трансформирую- щееся чувство. Не знаю, может быть это по- тому, что я сам постоянно меняюсь. Завтра, возможно, я выскажу другое мнение.

Ммм... Любовь... Для меня любовь это скорее всего доверие, спокойствие, се- мья, что-то трансформирующееся, то, что всегда есть.

Театр С.А. Д. имеет разнообразный классический репертуар.
Здесь и Шекспир, и Щелкунчик,
и Принцесса Турандот. А есть ли идея поставить что-то по материалу современных авторов?

Да, это спектакль по произведению французского писателя Эмиля Ажара (Ро- мена Гари) «Вся жизнь впереди». Правда он написал его в 1975 г., но будем считать что это было почти вчера. Я прочитал дан- ную книгу лет десять назад и был сильно потрясён тем, как сильно могут любить друг друга совсем чужие люди. Смеёшься, пока читаешь, а потом до слёз прони- каешься любовью к её героям. Если кратко говорить о сюжете, то в центре повество- вания арабский мальчик-сирота (Момо), воспитывающийся в домашнем приюте старой еврейки мадам Розы, пережив- шей Освенцим. Он не единственный ребё- нок в приюте. Матери большинства детей, которых воспитывает Роза проститутки, которые платят за содержание своих де- тей. Момо пробивается в жизни, как может. И когда мадам Розе становится с возрас- том хуже, именно Момо помогает и забо- тится о ней.

Так часто бывает, что самыми близкими для нас оказываются вовсе не родственни- ки, которые даны по крови, а совсем чужие люди. Я чувствую, что именно о любви надо говорить сейчас, о настоящей любви, кото- рая формирует человека и становится ори- ентиром на всю жизнь.

Ты вообще строишь планы, расписываешь проекты в театре на год, а может и больше?

Ты знаешь, я понимаю, что планировать просто необходимо. А я такой человек, что живу сегодняшним днём. Но... меня застав- ляет заниматься планированием директор театра С.А.Д. Маша Голицина. Без неё я это- го никогда бы не делал.

И, всё-таки, какой еще спектакль тебе хотелось бы поставить?

Я хочу сделать пластический спектакль. Здесь, в театре, такое камерное простран- ство, что это будет очень интересно. Я очень люблю эту сцену, на которой невоз- можно ничем прикрыться или солгать. Здесь всё как есть. Люди видят каждую твою эмоцию, падающую ресницу, слезу. Это гениальное пространство.

Я знаю, что ты помогаешь одному благотворительному Фонду. Мог бы подробнее рассказать об этом?

Это очень важная часть моей жизни. Каж- дый человек, который зарабатывает деньги, может и должен помогать тем, кто не может этого делать в силу определённых причин, или тем, кто остро нуждается. Это так же нор- мально, как умываться или чистить зубы. Речь идёт не о каких-то баснословных мил- лионах. Можно перечислить один доллар, который спасёт кому-то жизнь. Люди просто об этом не задумываются. Можно даже про- сто рассказать о каком-то конкретном слу- чае, и если ты не в состоянии помочь, то воз- можно поможет кто-то другой. Главное, не оставаться равнодушным. Главное, чтобы эта цепочка не обрывалась.

Что касается меня, то я помогаю Фонду «Жизнь как чудо», который оказывает ре- альную поддержку детям с тяжёлыми забо- леваниями печени. На одном из меро- приятий Фонда были показаны фотогра- фии детей, уже ставших взрослыми, кото- рые вылечились. А если бы им не помогли? Я был потрясён, у меня мурашки по коже побежали.

Такая помощь, по сути, и меняет мир, трансформирует его и делает лучше. С каждого проданного билета на спек-

такль «Щелкунчик», мы перечисляем 10% в этот Фонд. Кроме того, у нас состоялся ве- чер под названием «Признание». Его приду- мал наш друг, ведущий солист Большого те- атра Андрей Меркурьев. Идея в том, что приглашённые на этот вечер артисты балета читают стихи или поют. У нас уже выступали звезды балета Большого театра Анастасия

Меськова, Анна Тихомирова, Евгения Об- разцова, Диана Косырева, пел Артём Овча- ренко и многие другие. Вот думаем и с таких вечеров, которые будут проходить каждый месяц, переводить средства больным детям.

И последний вопрос. Можешь ли сказать, что ты счастливый человек? В данный момент? Подожди... Сей-

час... Нужно просто почувствовать... Вот. Да, я счастливый человек, потому что у ме-

ня есть моя профессия; это то, что я люблю. Моя работа это моя любовь. Я знаю, что очень немногие могут так сказать. Это не связано с финансами. Я получаю огромное удовольствие от этого. Это самое важное.

Спасибо тебе большое за интервью и желаю огромных творческих успехов.

И тебе спасибо.

Фото: Daniel Afrin

Наши друзья и партнеры:

Вход или регистрация